Иловайской А. А. (Лето 1905)

<Лето 1905>[1]

Дорогая Александра Александровна.

Извините пожалуйста что мы так долго Вам не писали, но последнее время мы ни о чем другом не могли думать, как о нашем освобождении из пансионской тюрьмы[2]. Здесь в Sanct Blasien природа чудесная, темные горы, покрытые густым еловым лесом, водопады, земные долины! А воздух-то какой чудный весь пропитанный смолой. Мы весь день гуляем в лесу и вполне наслаждаемся нашей волюшкой. Да, после Insti<tu>te Brinck St. Blasien просто рай. Тут есть две собаки и несколько кошек, которые живут с нами в большой дружбе. Ну, а что Лёра[3] и Оля[4] поделывают в Крыму? Давно мы ничего о них не слышали. Кланяйтесь пожалуйста Дмитрию Ивановичу[5] от меня, и Оле с Лёрой тоже, когда Вы им напишите. Крепко целует Вас

Ваша Маруся

Сноски    (↵ вернуться к тексту)
  1. Письмо написано не ранее 25 июля, когда И. В. Цветаев должен был забрать дочерей и отвезти к матери в Санкт-Блазиен (см. комментарии к письму к М. А. Мейн).
  2. С первых дней пребывания в пансионе Бринк сестры Цветаевы чувствовали себя там, как в заточении. «Узкая уличка, в которой не помню садов < ...> Глухо отсутствуют в памяти двери в пансионе Бринк, словно их поглотила тоска нашего вхождения в них. У стен каменной лестницы на второй и выше цвета не было.
    Что было в первом этаже? Классы. Туда входили приходящие ученицы-счастливицы, имевшие дом и родных. Мы видели их только на уроках. Нам, пансионеркам, было запрещено дружить с ними. Пансион Бринк был темницей. И мечта была одна: на свободу!» (А. Цветаева. С. 160–161).
  3. Валерия Цветаева.
  4. Ольга, дочь Д. И. и А. А. Иловайских. О ней см. письма к В. Н. Буниной и комментарии к ним (т. 7).
  5. Д. И. Иловайский.

Марина Цветаева

Хронологический порядок:
1905 1906 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925
1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941