П. Перцов. Интимная поэзия Рец.: Марина Цветаева. Из двух книг. М.: Кн-во “Оле-Лукойе”, 1913

За последнее время от наших поэтесс ждешь и находишь как-то больше, чем от поэтов. Наступил какой-то “суфражизм” в русской поэзии. Или, в самом деле, близится возобновление после тысячелетий “господство женщин”? Ведь никогда сильный пол так не пасовал перед слабым, как в наш “декадентский” век. Но я уклоняюсь…
Вот и г-жа Марина Цветаева. Она положительно талантлива. Талант ее не так звучно-ярок, как, напр., у г-жи Мариэтты Шагинян. Нет восточной благоуханности и музыки стиха. Стих даже несколько тускл и местами спотыкается… Но есть умение нарисовать картинку домашней жизни, комнатного уюта или передать интимные, иногда чисто женские настроения. Г-жа Цветаева сама смотрит так на свои стихи. В предисловии она уговаривает нас всех “писать”. “Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждый вздох!”… “Обивка дивана – не менее слов, на нем сказанных”…
Дамские присловья редко бывают удачны. Стихи г-жи Цветаевой закрепляют, к счастью, не каждый жест. Напротив: в них есть тот выбор, который делает из прозы поэзию. Ведь не всех своих подруг воспела г-жа Цветаева, а только одну грузинскую княжну Нину, погибшую жертвой чуждого севера:

Бледнея, гасли в небе зори,
Темнел огромный дортуар;
Ей снилось розовое Гори
В тени развесистых чинар…
…Умолкло сердце, что боролось;
Вокруг лампады, образа…
А был красив гортанный голос!
А были пламенны глаза!

И изо всех московских улиц она выбирает Тверскую:

Мы идем, оживленные, рядом,
Все впивая: закат, фонари, голоса,
И под чьим-нибудь пристальным взглядом
Иногда опуская глаза…

Эта книжка составилась из двух других сборников, но автор был слишком строг к себе: из “Волшебного фонаря” можно было взять больше.

Марина Цветаева

Компьютерная помощь и ремонт компьютеров ivit.pro.