Страницы
1 2

Л. И. Шестову 1

1

Париж, 25-го января 1926 г.
Дорогой Лев Исаакович,
Не вините ни в забывчивости, ни в небрежности, – вчера
неожиданно приехал из Праги один из редакторов «Воли
России», завтра уезжающий в Америку1. Необходимо было
с ним повидаться.
Если не раздумали видеть, с удовольствием придем в другой
раз. Почему не были 23-го (в субботу) у Ремизова? Мы
все Вас ждали и до половины 12-го часа берегли для Вас
бутылку шампанского.
Прилагаю приглашение на вечер2.
С сердечным приветом от нас обоих.
Марина Цветаева

2

Париж, 8-го февр(аля) 1926 г., понедельник.
Дорогой Лев Исаакович,
Когда – в котором часу завтра – быть у Вас? Забыла тогда
спросить.
Вы дружите с Буниным?1 Мне почему-то грустно. Может
быть, от тайного и сильного сознания, что с ним, Буниным,
ни Вам, который его знает десять лет(?), ни мне, которая
его видела раз, никому – никогда – до последней правды
не додружить. Человек в сквозной броне, для виду, –
может быть худшая броня2.
До свидания до завтра. Жду ответа. Спасибо, что пришли
на вечер. Вам я больше радовалась, чем доброй половине
зала.
Преданная Вам
Марина Цветаева

3

Париж, 23-го апреля 1926 г., пятница.
Дорогой Лев Исаакович,
Не пришла вчера, потому что завтра еду1. Мне очень грустно
уезжать не простившись, – Вы моя самая большая человеческая
ценность в Париже – даже если бы Вы не писали книг!
Но Вы бы не могли их не писать, Вы бы их все равно –
думали.
Никогда не забуду Вашей (плотиновской) утренней звезды,
затемняющей добродетель2.
До свидания – осенью.
Из Вандеи напишу, и буду счастлива увидеть на конверте
Ваш особенный, раздельный, безошибочный – нет! – непогрешимый
почерк (графический оттиск Вашего гения).
Целую Вас и люблю.
МЦ.

4

<Париж, 9-го октября 1926>
Дорогой Лев Исаакович,
Мы живем в чудном месте, – парк и лес. Хочу, пока листья,
с Вами гулять. Назначьте день и час – заранее.
Маршрут: по метро до Javel и там пересесть на электр<ическую>
дорогу Pont Mirabeau – направление Versailles. Сойти:
Meudon,Val-Fleuri, перейти железную дорогу и спросить
Boulevard Verd.
Наш дом с башенкой, в саду (несколько корпусов) за серой
решеткой. Только непременно предупредите.
Целую Вас и люблю.
МЦ.
Почт<овый> адрес:
Bellevue (S. et О.)
31, Boulevard Verd.

5

Дорогой Лев Исаакович,
Вот две копии. Надеюсь – не опоздала. Второй день на
новой квартире, переезд был трудный, целый день – целые
дни! – возили вещи на детской коляске (сломанной).
Но у меня отдельная комната, где можно говорить, и отдельный
стол, где можно писать, и отдельная плита, где можно
готовить.
Лес близко – 5 минут. Летом будем гулять, есть озера.
Целую Вас и люблю. Добрый путь!
МЦ.

Meudon (S. et О.)
2, Avenue Jeanne d’Arc
2-го апреля 1927 г.


Шестов (настоящая фамилия Шварцман) Лев Исаакович (1866
– 1938) – философ, писатель. С 1920 г. жил в Париже.
М. И. Цветаеву и Л. И. Шестова познакомила в 1914 г.
Евгения Герцык. Знакомство состоялось во время встречи
в ее квартире – Кречетниковский переулок, Москва. (А.
Цветаева. С. 545.)
Письма М. Цветаевой к Л. И. Шестову относятся к периоду
их сотрудничества в журнале евразийского движения «Версты»
(см. письма к П. П. Сувчннскому и комментарии к ним)
и свидетельствуют об исключительно теплых взаимоотношениях.
Сохранилось свидетельство участия Л. И. Шестова в оказании
М. Цветаевой материальной помощи. Так, Софья Ильинична
Либер, член Парижского общества «Быстрая помощь», хотела
передать деньги Цветаевой. «Сама она, – пишет Шестов
в одном из писем 1927 г., – не решилась ей предложить
денежную помощь и просила меня передать Марине Ивановне
1000 фр<анков>. Я, конечно, взялся и, конечно
же, когда я приехал к М<арине> И<вановне>,
оказалось, что деньги нужны до зарезу. Я думаю, что
теперь уже С<офье> И<льиничне> не трудно
будет и лично с М<ариной> И<вановной> разговаривать.
На днях обе они будут у меня и лично обо всем столкуются.
С<офья> И<льинична> такая милая и деликатная
женщина. М<арина> И<вановна>, с другой стороны,
так тронута ее заботливостью, что, вернее всего, они
сразу подружатся. Я очень рад за М<арину> И<вановну>,
что нашелся человек, который за нее готов похлопотать
и о ней подумать. А то – все ополчились против неё».
(Баранова-Шестова Н. Жизнь Льва Шестова. В 2 т. Т. 1.
Париж: La Presse Libre, 1983. С. 346.) В 1928 г. Цветаева
подарила Шестову свой сборник стихов «После России»
(Париж, 1928) с надписью: «Льву Исааковичу Шестову с
любовью и благодарностью. Марина Цветаева. Медон, 31-го
мая 1928 г.». (Частное собрание.)
Впервые – Вестник РХД, 1979, № 129. Печатаются по оригиналам,
находящимся в архиве составителя.

1

1 Речь идет о М. Л. Слониме, который направлялся в
США для чтения лекций и сбора средств в пользу политзаключенных
в России.
2 Вечер М. Цветаевой, который состоялся 6 февраля 1926
г. в Союзе молодых поэтов и писателей. Первый парижский
вечер поэта имел огромный успех. См., например, отзывы
в газете «Руль» (1926, 12 февраля), еженедельнике «Звено»,
(1926, 14 февраля), «Последних новостях» (1926, 21 марта).
О вечере сохранились свидетельства двух его очевидцев.
Первое – С. Я. Эфрона (письмо В. Ф. Булгакову от 9 февраля
1926 г.):
«…Это был не успех, а триумф. Марина прочла около
сорока стихов. Стихи прекрасно доходили до слушателей
и понимались гораздо лучше, чем Марина редакторами («Современные
записки», «Последние новости», «Дни» и пр.). После этого
вечера число Марининых недоброжелателей здесь возросло
чрезвычайно. Поэты и поэтики, прозаики из маститых и
не-маститых негодуют». (Соч. 88. Т. 2. С. 620.)
Второе – В. Б. Сосинского (письмо своей невесте – будущей
жене – Ариадне Викторовне Черновой):
«1926, 7 февраля

Все до сегодняшнего утра живут вчерашним вечером. Как
радостно на Rouvet! Огромная прекрасная победа Марины
Ивановны. Привожу себя в порядок, чтобы суметь рассказать…
К 9 часам весь зал был полон – публика же продолжала
наплывать. Около кассы – столпотворение. Отчаявшийся,
потерявший всякую надежду – кассир Дода <Д. Г. Резников>,
– растерянные, разбиваемые публикой контролеры – застрявшие
между стульев – навеки! – распорядители. Картина грандиозная!
Марина Ивановна не может пройти к своей кафедре. Мертвый,
недвижный комок людей с дрожащими в руках стульями над
головами затер ее и Алю. Марине Ивановне целуют руки,
но пропустить не в силах. Вова Познер, балансируя стулом,
рискуя своим талантом, жизнью, сгибается к руке М. И.
Чей-то стул – из рук – пируэтом – падает вниз – на голову
одной, застывшей в своем величии даме. Кто-то кому-то
массирует мозоли, кто-то кому-то сел на колени. В результате
– великая правда Божья: все, купившие пятифранковые
билеты, сидят: все Цетлины, Познеры – толкутся в проходах.
Марина Ивановна всходит на высокую кафедру. Наше черное
платье с замечательной бабочкой сбоку, которую вышила
Оля. Голова М. И., волосы, черное платье, строгое, острое
лицо – говорят стихи заодно с готическими окнами – с
капеллой. Читала М. И. прекрасно, как никогда. Каждый
стих находил свой конец в громких ладонях публики (!).
Публика оказалась со слухом, почти все знали стихи М.
И. – сверх ожидания воспринимала почти правильно. Движение
проявлялось в тех местах, где сочетания слов были ясны
для всех, иногда даже в тех местах, где звучал интересный
ритм, воспринимавшийся вне смысла. М. И. читала вначале
стихи о Белой Армии. Во втором отделении – новые стихи.
Все искали глазами Алю, она сидела на ступеньке – у
рояля – весь вечер. Рядом с ней – почти на полу – Шестов;
на стуле: Алексей Михайлович <Ремизов> шепотом
Шестову: «Вон тот жук черный, кудлатый – на Оле Черновой
недавно женился».
Весь вечер – апология М. И. Большой, крупный успех.
Отчетливо проступило: после Блока – одна у нас – здесь
– Цветаева. Сотни людей ушли обратно, не пробившись
в залу, – кассу закрыли в 9 ? часов, – а публика продолжала
валом валить. Милюков с женой не могли достать места,
Руднев, Маклаков – стояли в проходе. Кусиков с тремя
дамами не добился билетов. (Упоминаю о Кусикове, ибо
он специалист в этой области.) Сергей Яковлевич, бросив
все, бегал по дворику, куря папиросу за папиросой.
Да, Адя, видел своими глазами – у многих литераторов
вместо зависти – восторг. Как хорошо! Если бы навсегда
можно было заменить зависть – восторгом.
На Rouvet – радость… длится до сегодняшнего дня…
Солнце – в «звончатом огне», нежданный гость – завершает
вчерашний день. Я завершаю его – письмом к Тебе…»
(Воспоминания о Цветаевой. С. 376 – 377).

2

1 Л. И. Шестов и И. А. Бунин были связаны помимо дружеских
отношений родством и дружбой их жен (Анны Елеазаровны
Березовской и Веры Николаевны Буниной).
2 См. также письмо 9 к В. Ф. Булгакову.

3

1 Цветаева готовилась к отъезду с детьми на океан,
в деревню Сен-Жиль (департамент Вандея).
2 Речь идет о статье Л. И. Шестова «О добродетелях и
звездах», посвященной греческому философу Плотину (ок.
204/205 – 269/270) и опубликованной в газете «Дни» (Париж,
1926. 7 марта). В этом же номере помещено стихотворение
М. И. Цветаевой «Час души». См. т. 2.

4

1 Письмо Цветаевой является припиской к письму С. Я.
Эфрона:
«Дорогой Лев Исаакович,
Повторяем свою просьбу – написать несколько стр<аниц>
о В. Розанове. Редакционное предисловие к «Апокалипсису»
напишет Сувчинскнй, Ваша же статья будет напечатана
не при материалах, а сама по себе.
Просьба срочная, ибо № уже в наборе. Размер статьи –
чем сжатее, тем для нас лучше. Мы вынуждены чрезвычайно
экономить место. Точнее: три – четыре – пять стр<аниц>.
Привет. С. Эфрон
Если укажете час приезда – встретим».

Марина Цветаева

Хронологический порядок:
1905 1906 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925
1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941